Законодательство
Московской области

Балашихинский р-н
Бронницы
Волоколамский р-н
Воскресенский р-н
Дзержинский
Дмитровский р-н
Долгопрудный
Домодедовский р-н
Дубна
Егорьевский р-н
Жуковский
Зарайский р-н
Звенигород
Ивантеевка
Истринский р-н
Каширский р-н
Климовск
Клинский р-н
Коломенский р-н
Королев
Красноармейск
Красногорский р-н
Краснознаменск
Ленинский р-н
Лобня
Лотошинский р-н
Луховицкий р-н
Лыткарино
Люберецкий р-н
Можайский р-н
Московская область
Мытищинский р-н
Наро-Фоминский р-н
Ногинский р-н
Одинцовский р-н
Озерский р-н
Орехово-Зуевский р-н
Павлово-Посадский р-н
Подольский р-н
Протвино
Пушкинский р-н
Пущино
Раменский р-н
Реутов
Рошаль
Рузский р-н
Сергиево-Посадский р-н
Серебряно-Прудский р-н
Серпуховский р-н
Солнечногорский р-н
Ступинский р-н
Талдомский р-н
Троицк
Фрязино
Химкинский р-н
Чеховский р-н
Шатурский р-н
Шаховской р-н
Щелковский р-н
Щербинка
Электросталь

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







Московская91.txt.20367
Московская

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 30.03.2004 № 4-О04-37
<ОБ ОБОСНОВАННОСТИ ПРИЗНАНИЯ СУДОМ ДОКАЗАННЫМ СОВЕРШЕНИЯ ЛИЦАМИ В СОСТОЯНИИ НЕВМЕНЯЕМОСТИ ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНЫХ ДЕЯНИЙ>
(извлечение)

Официальная публикация в СМИ:
"Бюллетень Верховного Суда РФ", № 12, 2004






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 марта 2004 г. № 4-О04-37

(Извлечение)

Московским областным судом 3 февраля 2004 г. Д. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 239, ч. 3 ст. 127, пп. "а", "г", "е" ч. 2 ст. 117 УК РФ, с применением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа; П. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, с применением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.
Д. признан лицом, совершившим в состоянии невменяемости следующие общественно опасные деяния: создание вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, и руководство им, создание общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и с побуждением их к совершению противоправных деяний, и руководство этим объединением, незаконное лишение свободы заведомо несовершеннолетних в составе организованной группы, с применением оружия, и истязание несовершеннолетних, находившихся от него в полной материальной и иной зависимости, а П. признан лицом, совершившим в состоянии невменяемости общественно опасное деяние - участие в незаконном вооруженном формировании.
Общественно опасные деяния совершены на территории Московской области в период с 1999 года по 7 декабря 2000 г.
Д. совместно с Е. в период примерно с 1990 года пропагандировали и развивали так называемую "теорию общественного счастья", согласно которой современное общество нуждается в усовершенствовании путем воспитания нового поколения людей не с помощью старого поколения, а с помощью специально разработанных новых воспитательных методов, которые будут использовать избранные люди-воспитатели. Пропагандируя свои идеи, Д. и Е. приехали в г. Калугу, познакомились с П. и впоследствии из собравшихся вокруг них единомышленников создали общественную организацию "Б.К.Н.Л. "ПОРТОС" (братство кандидатов в настоящие люди поэтизированного объединения разработки теории общественного счастья). Устав организации зарегистрирован управлением юстиции Калужской области в ноябре 1993 г. Целью создания организации явилось воспитание нового поколения людей в соответствии с названной теорией. При этом Д. и Е. приняли на себя роль избранных воспитателей. Организация имела сеть незарегистрированных подразделений на территории России и Украины. В конце 1999 - начале 2000 г. "избранные воспитатели" и другие лица арендовали территорию бывшей базы завода "Салют" и постоянно проживали в расположенных там складских помещениях, члены их организации поставили ограду и охрану.
Д. совместно с другими лицами стал насаждать в так называемые "воспитательные" методы элементы насилия, включая все более широкое применение физических наказаний к вовлекаемым в организацию лицам, преобразовав в результате организацию "Б.К.Н.Л. "ПОРТОС" в общественное объединение, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, т.е. объединение, посягающее на личность и права граждан, использовав ранее существующую "теорию общественного счастья", привнеся в нее элементы человеконенавистничества и насилия.
Для обеспечения постоянного притока денежных средств на нужды этой организации Д. совместно с другими руководителями создали общество с ограниченной ответственностью "Организация помощи инвалидам, ветеранам и пенсионерам" с использованием наемных рабочих. С целью пропаганды и вербовки новых членов, а также наемных рабочих основные положения их теории печатались типографским способом и распространялись в виде газет и листовок. При этом обещаниями предоставить высокооплачиваемую престижную работу и возможность обучения в престижных учебных заведениях г. Москвы привлекались как несовершеннолетние, в основном из неблагополучных семей, так и другие лица, используемые впоследствии на работах для обеспечения финансирования организации.
Организация "ПОРТОС" имела четкую структуру, основанную на жесткой дисциплине и безусловном подчинении рядовых членов и наемных рабочих ее руководителям.
У несовершеннолетних руководители организации отбирали удостоверяющие личность документы, и таким образом подростки удерживались на территории базы.
Для охраны своей территории Д. и его сторонники создали из членов своей организации вооруженное формирование, в состав которого вошли также П. и другие лица, и руководили им. Вооруженное формирование было снабжено приобретенным на законных основаниях огнестрельным оружием (ружья, пистолеты), а также иным оружием (пневматическое и газовое оружие). Огороженная территория базы охранялась не только людьми, но и собаками. Выход по собственной инициативе за пределы территории несовершеннолетним был запрещен под страхом применения физических наказаний. Передвигаться за пределами охраняемой территории они могли лишь в сопровождении членов формирования. Телефонные разговоры контролировались, письма проверялись. Насильно удерживая несовершеннолетних на территории базы, Д. и другие лица принуждали их к тяжелой работе, применяли унижающие достоинство физические наказания за нарушение требований.
Так, в третьей декаде сентября 2000 г. Д. несколько раз ударил по лицу Х. и нанес ему три удара ногой в область таза, после чего другие лица с участием Д. и П. привязали его к лавке и поочередно нанесли 89 ударов кожаной плетью по ягодицам. Побои наносились также несовершеннолетним Л. и И.
22 ноября 2000 г. Д. и другие лица за нарушение режима (курение) организовали приведение в исполнение наказания в отношении Х.: кожаной плетью ему было нанесено 50 ударов.
В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов Д. просил определение отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что подсудимый не создавал незаконного вооруженного формирования. Созданная им "Организация помощи инвалидам, ветеранам и пенсионерам" носила коммерческий характер, оружие приобреталось частными лицами для личного пользования. Организация "ПОРТОС" была создана не Д., он в нее не входил, применяемое насилие к несовершеннолетним являлось личной инициативой отдельных лиц.
В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов П. просил определение отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что судом не установлено, каким образом П. участвовал в вооруженном формировании, в показаниях всех свидетелей нет сведений о его конкретных действиях.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 марта 2004 г. определение оставила без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения по следующим основаниям.
Доводы кассационных жалоб о том, что Д. создал не вооруженное формирование, а коммерческую организацию, опровергаются обнаружением и изъятием на территории Машковской базы, где Д., П. и другие члены организации "ПОРТОС" постоянно проживали, большого количества огнестрельного и газового оружия, которое согласно показаниям потерпевших и свидетелей использовалось для охраны территории базы и для поддержания установленного на ней порядка.
Из показаний потерпевших и свидетелей видно также, что Д., П. и другие члены организации "ПОРТОС", к которым, в частности, относились и осужденные приговором суда присяжных Московского областного суда Е. и Л., постоянно носили оружие на территории базы, здесь же проводились занятия по обращению с оружием и учебные стрельбы.
В связи с этим утверждения авторов кассационных жалоб о том, что действия, связанные с оружием, носили не групповой, а обособленный характер каждого из проживающих на территории базы, необоснованны.
Неубедительной является и ссылка адвокатов в кассационных жалобах на законность приобретения оружия как на основание исключения ответственности по ч. 1 ст. 208 УК РФ, поскольку, как правильно указал суд в определении, оружие использовалось не в соответствии со своим назначением (например, охотничьи ружья), умысел был направлен на создание вооруженной организации.
К тому же для личной самообороны не было необходимости в приобретении такого количества оружия, которое было обнаружено при осмотре территории Машковской базы.
С учетом вышеизложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильными выводы суда о том, что на территории Машковской базы создано вооруженное формирование, состоящее из отдельных членов "ПОРТОСА", имеющих оружие.
Данное формирование не было зарегистрировано как вооруженная организация и, следовательно, незаконно. Главным в нем, как поясняли потерпевшие и свидетели, был Д., поэтому суд правильно признал его руководителем, а П. только участником этого формирования.
Что касается доводов кассационных жалоб о незаконности осмотра территории Машковской базы, в ходе которого обнаружено оружие, то они признаны судом неубедительными.
   ------------------------------------------------------------------

--> примечание.
В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: вероятно, имеется в виду пункт 16 статьи 11 Закона Российской Федерации от 18.04.1991 № 1026-1.
   ------------------------------------------------------------------

Имеющееся в деле постановление о производстве оперативно-разыскных мероприятий вынесено в полном соответствии с п. 16 ст. 11 Федерального закона от 31 марта 1999 г. "О милиции" (в ред. от 20 июля 2004 г.) и п. 1 ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности". В постановлении содержится ссылка на получение оперативной информации о том, что в деревне Машково Люберецкого района Московской области имеется военизированная организация "ПОРТОС", состоящая из 150 человек, большинство которых - выходцы из стран ближнего зарубежья, и члены этой организации имеют огнестрельное оружие.
Названные обстоятельства могли указывать на признаки подготавливаемого или совершаемого преступления, а поэтому для получения достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела правомерно были проведены оперативно-разыскные мероприятия.
Обоснованными являются и выводы суда о том, что Д. создал общественную организацию, деятельность которой была сопряжена с насилием над гражданами, и руководил этой организацией.
Во-первых, он, как правильно указывается в определении суда и не оспаривается в кассационных жалобах адвокатов, являлся идеологом развиваемой им "теории счастья", которая была положена в основу при создании общественной организации "ПОРТОС".
Во-вторых, он как формальный лидер этой организации руководил ею, о чем свидетельствовали на предварительном следствии и в суде потерпевшие и свидетели и что подтверждается предписанием Д., вынесенным прокуратурой Московского района г. Харькова об устранении нарушений Закона Украины "Об объединении граждан", и копией постановления Московского районного суда г. Харькова, из которой следует, что Д. подвергался административному наказанию как руководитель объединения граждан, которое не легализовано на территории Украины в установленном законом порядке в связи с посягательством на нравственность, разжигание социальной розни, деления людей на "людей" и "нелюдей".
То есть, как правильно указал в определении Московский областной суд, деятельность данной организации была сопряжена с насилием над гражданами.
Доводы кассационных жалоб о том, что физическое насилие, примененное Д. к потерпевшим И. и Л., носило однократный характер и поэтому оно не может расцениваться как истязание, необоснованны.
Применение насилия к потерпевшим И. и Л. уже само по себе входило в систему "воспитания", в связи с чем эти факты должны расцениваться не отдельно, а в совокупности с применением Д. насилия к Х. и другим потерпевшим.
Доводы кассационных жалоб о том, что показания потерпевших на предварительном следствии о применении к ним истязания являются недостоверными, опровергаются соответствующими заключениями судебно-медицинского эксперта и фотодокументами, на которых непосредственно запечатлены "воспитательные меры" "портосовцев".
Выводы суда о незаконном лишении свободы четверых несовершеннолетних на территории Машковской базы подтверждаются показаниями потерпевших (обоснованно признанными достоверными) о том, что им был запрещен свободный выход с территории.
Ссылка адвокатов в кассационных жалобах на то, что потерпевшие сами приехали в Машково по объявлению, поэтому их никто не лишал свободы, неубедительна, поскольку в дальнейшем, как правильно указал суд в определении, несовершеннолетние лица находились на территории базы против своего желания. У них были отобраны документы, к ним применялось физическое насилие и, несмотря на просьбы, их домой не отправляли. Кроме того, Д. применил оружие в отношении двоих ребят (он приставлял ствол ружья к их виску и кричал, что убьет; обнаружены следы произведенных выстрелов), что являлось для несовершеннолетних потерпевших психологически сдерживающим фактором.
Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.
Правовая оценка общественно опасным деяниям, совершенным Д. и П. совместно с ранее осужденными Е. и Л., дана судом правильная.
Согласно акту судебной психолого-психиатрической экспертизы Д. и П. страдают хроническими психическими расстройствами в форме шизофрении. Поэтому в период, относящийся к совершению ими инкриминируемых деяний, они не могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.
С учетом конкретных обстоятельств дела и заключений судебно-психиатрической экспертизы суд обоснованно назначил Д. принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа, а П. - в психиатрическом стационаре общего типа.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru