Законодательство
Московской области

Балашихинский р-н
Бронницы
Волоколамский р-н
Воскресенский р-н
Дзержинский
Дмитровский р-н
Долгопрудный
Домодедовский р-н
Дубна
Егорьевский р-н
Жуковский
Зарайский р-н
Звенигород
Ивантеевка
Истринский р-н
Каширский р-н
Климовск
Клинский р-н
Коломенский р-н
Королев
Красноармейск
Красногорский р-н
Краснознаменск
Ленинский р-н
Лобня
Лотошинский р-н
Луховицкий р-н
Лыткарино
Люберецкий р-н
Можайский р-н
Московская область
Мытищинский р-н
Наро-Фоминский р-н
Ногинский р-н
Одинцовский р-н
Озерский р-н
Орехово-Зуевский р-н
Павлово-Посадский р-н
Подольский р-н
Протвино
Пушкинский р-н
Пущино
Раменский р-н
Реутов
Рошаль
Рузский р-н
Сергиево-Посадский р-н
Серебряно-Прудский р-н
Серпуховский р-н
Солнечногорский р-н
Ступинский р-н
Талдомский р-н
Троицк
Фрязино
Химкинский р-н
Чеховский р-н
Шатурский р-н
Шаховской р-н
Щелковский р-н
Щербинка
Электросталь

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







Московская91.txt.23821
Московская

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 01.07.2003 № 4-кпО03-82сп
<ОБ ОСТАВЛЕНИИ БЕЗ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ КАССАЦИОННОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРА ОБ ОТМЕНЕ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА>
(извлечение)

Официальная публикация в СМИ:
"Бюллетень Верховного Суда РФ", № 7, 2004






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 июля 2003 г. № 4-кпО03-82сп

(Извлечение)

Судом присяжных Московского областного суда 3 апреля 2003 г. осуждены: Б. по ч. 1 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, У. по ч. 2 ст. 167, ст. 316 УК РФ, а Р. оправдан по подп. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.
Б. признан виновным в умышленном убийстве П. из личной неприязни, он же и У. признаны виновными в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога, повлекшем причинение значительного ущерба, а У. также - в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления.
Р. обвинялся органами предварительного следствия в совершении умышленного убийства П. по предварительному сговору с Б., но оправдан судом.
В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, считая, что в судебном заседании на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, заключающееся в том, что Р. заявлял о применении к нему незаконных методов ведения следствия, а защитник осужденного Б. в прениях сторон утверждал, что государственный обвинитель не привел ни одного доказательства вины Р., а поскольку у Б. в суде "поехала крыша", его показания об избиении им и Р. П. не должны приниматься во внимание, т.е. адвокат при наличии заключения судебно-психиатрической экспертизы о вменяемости Б. в нарушение требований ст. 345 УПК РФ начал обсуждать вопрос о допустимости доказательств и ввел в заблуждение присяжных заседателей. В напутственном слове, по мнению прокурора, судья акцентировал внимание присяжных заседателей на доказательствах, оправдывающих Р., и оставил без внимания имеющиеся в деле показания Б. о том, что Р. наносил П. удары ножом и бутылкой, а также показания У. и свидетеля Л., изобличавших Р. Как считал прокурор, этим судья нарушил принцип объективности. В ходе судебного следствия стороне обвинения в нарушение требований ст. 281 УПК РФ необоснованно отказано в оглашении показаний свидетеля П., содержащих противоречия в определении времени пожара, что также повлияло на формирование мнения коллегии присяжных заседателей об отсутствии виновности Р. Обсуждение последствий вердикта проведено в отсутствие незаконно оправданного Р., участие которого в судебном заседании является обязательным.
Допущенные нарушения закона, по мнению прокурора, не позволили присяжным заседателям правильно оценить исследованные в судебном заседании доказательства, что привело к вынесению незаконного оправдательного вердикта в отношении Р.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 1 июля 2003 г. кассационное представление прокурора оставила без удовлетворения, указав следующее.
Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий своевременно остановил Р., когда тот пытался заявить о применении к нему незаконных методов ведения следствия, и разъяснил присяжным заседателям, что при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание данное обстоятельство.
Ссылка прокурора на допущенное, на его взгляд, незаконное воздействие на присяжных заседателей со стороны защитника Б. необоснованна, так как, говоря о возможном психическом нездоровье Б., адвокат высказывал лишь свои предположения и таким образом пытался аргументировать позицию защиты, что не может рассматриваться как использование им незаконных средств при выполнении своей профессиональной обязанности. Адвокат не оспаривал допустимость заключения экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу, согласно которому Б. признан вменяемым. Заявления адвоката в прениях о том, что государственный обвинитель не представил доказательств вины Р., отражает только мнение защитника, заявленное в условиях состязательности процесса. В напутственном слове председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что выступления сторон в прениях позволяют им "систематизировать доводы за и против подсудимого, но сами по себе доказательствами не являются".
Нельзя признать обоснованными доводы кассационного представления об акцентировании председательствующим в своем выступлении внимания присяжных заседателей на доказательствах, оправдывающих Р., так как содержание имеющегося в деле текста напутственного слова не позволяет сделать такой вывод.
После изложения государственным обвинителем возражений председательствующий дал дополнительные разъяснения, в которых просил присяжных заседателей учесть их при вынесении вердикта.
Поэтому основанием для отмены приговора приведенные доводы кассационного представления служить не могут.
В показаниях свидетеля П., данных на предварительном следствии и в суде, никаких противоречий не усматривается, и, следовательно, вопреки мнению прокурора они не могли иметь существенного значения для исхода дела.
Не являются основанием для отмены приговора и доводы представления прокурора о том, что обсуждение последствий вердикта было проведено в отсутствие оправданного Р., поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. То есть оправдательный приговор не может быть отменен по мотивам существенного нарушения прав оправданного, как о том просит прокурор, поскольку это решение вынесено в пользу подсудимого.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru