Законодательство
Московской области

Балашихинский р-н
Бронницы
Волоколамский р-н
Воскресенский р-н
Дзержинский
Дмитровский р-н
Долгопрудный
Домодедовский р-н
Дубна
Егорьевский р-н
Жуковский
Зарайский р-н
Звенигород
Ивантеевка
Истринский р-н
Каширский р-н
Климовск
Клинский р-н
Коломенский р-н
Королев
Красноармейск
Красногорский р-н
Краснознаменск
Ленинский р-н
Лобня
Лотошинский р-н
Луховицкий р-н
Лыткарино
Люберецкий р-н
Можайский р-н
Московская область
Мытищинский р-н
Наро-Фоминский р-н
Ногинский р-н
Одинцовский р-н
Озерский р-н
Орехово-Зуевский р-н
Павлово-Посадский р-н
Подольский р-н
Протвино
Пушкинский р-н
Пущино
Раменский р-н
Реутов
Рошаль
Рузский р-н
Сергиево-Посадский р-н
Серебряно-Прудский р-н
Серпуховский р-н
Солнечногорский р-н
Ступинский р-н
Талдомский р-н
Троицк
Фрязино
Химкинский р-н
Чеховский р-н
Шатурский р-н
Шаховской р-н
Щелковский р-н
Щербинка
Электросталь

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления







Московская91.txt.25096
Московская

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 05.03.2003 № 4кпО03-13сп
<ОБ ОТМЕНЕ ПРИГОВОРА МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА>
(извлечение)

Официальная публикация в СМИ:
"Бюллетень Верховного Суда РФ", № 7, 2004






ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 марта 2003 г. № 4кпО03-13сп

(Извлечение)

Судом присяжных Московского областного суда от 25 ноября 2002 г. Т. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ, оправдан по пп. "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Он признан виновным в том, что в ночь с 9 на 10 февраля 1997 г. принимал участие в избиении из хулиганских побуждений ранее незнакомого Л.: наносил удары руками и ногами по лицу и туловищу и причинил потерпевшему легкие телесные повреждения.
В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
По мнению прокурора, в суде были нарушены требования ст. 335 УПК РФ, оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей. Так, Т. в ходе судебного заседания неоднократно заявлял о недопустимости его показаний, поскольку при его допросах в качестве обвиняемого адвокат не присутствовал. Отвечая на вопросы присяжных заседателей (не изложенные в письменной форме как то предусматривает закон), Т. сослался на протокол осмотра места происшествия, признанный судом недопустимым доказательством. При допросе ранее осужденного по данному делу К. Т. задал ему вопрос, не применялись ли к нему недозволенные методы следствия, на что последний ответил утвердительно. Осужденный К. в присутствии присяжных заседателей заявил, что оглашенные в суде материалы дела на прошлом судебном заседании исключены из разбирательства и по ним вынесен оправдательный вердикт. Прения в суде проводились с нарушением требования ст. 336 УПК РФ. Выступая в прениях, адвокат С. неоднократно обращал внимание присяжных заседателей на заинтересованность в исходе дела свидетеля П.
Указанные нарушения привели, как считал прокурор, к незаконному вынесению оправдательного приговора в отношении подсудимого по ст. 105 УК РФ.
Кроме того, по мнению прокурора, действия Т. следует квалифицировать не по ч. 2 ст. 213 УК РФ, а по ч. 3 ст. 213 УК РФ.
В возражениях на кассационное представление осужденный Т. выразил несогласие с ним.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 марта 2003 г. приговор суда присяжных отменила, указав следующее.
В соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Выслушав мнение сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного им недопустимым. В присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.
Эти требования закона судом не выполнены.
Согласно ч. 4 ст. 335 УПК РФ присяжные заседатели через председательствующего вправе после допроса подсудимого задать ему вопросы, которые должны быть изложены в письменном виде и поданы председательствующему через старшину. Вопросы формируются председательствующим и могут быть им отведены.
Вопреки требованиям данного Закона присяжные заседатели, не соблюдая письменную форму, непосредственно задали подсудимому Т. десять вопросов, отвечая на которые тот сослался на протокол осмотра места происшествия, признанный судом недопустимым доказательством.
Не соблюдены председательствующим и требования ч. 1 ст. 252 УПК РФ, определяющей пределы судебного разбирательства, согласно которой судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.
Как видно из протокола судебного заседания, адвокат С. выяснял вопросы о причастности к совершению преступления свидетеля П., не относящиеся к предъявленному Т. обвинению.
Председательствующим судьей не выполнены и требования ст. 336 УПК РФ о том, что прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.
Выступая в прениях, адвокат С. обратил внимание присяжных заседателей на заинтересованность в деле свидетеля П. и допустил высказывания о том, что из убийцы и обвиняемого П. "тихо превратился в хорошего свидетеля". Однако председательствующий не реагировал на это обстоятельство: не остановил адвоката и не сделал ему замечание. В своем напутственном слове председательствующий также не просил присяжных заседателей не принимать упомянутые высказывания адвоката во внимание при вынесении вердикта.
Учитывая, что наличие таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона могло повлиять на правильность принятого присяжными заседателями решения, приговор отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru